Главная > Все новости > Встреча путина и лукашенко — Роман Безсмертный спрогнозировал, вступит ли Беларусь в войну

Встреча путина и лукашенко — Роман Безсмертный спрогнозировал, вступит ли Беларусь в войну

Дипломат и политик эксклюзивно оценил “Телеграфу”, для чего диктатор России летал в Минск и будет ли новое наступление с севера

Визит главы Кремля Владимира Путина в Минск и его встречу с нелегитимным президентом Беларуси Александром Лукашенко продолжают живо обсуждать в соцсетях и СМИ. Главной интригой, которая звучала в эти дни в публичной плоскости, было то, склонит ли кремлевский деспот Лукашенко к участию РБ в войне против Украины.

“Телеграф” поинтересовался мнением бывшего посла Украины в Беларуси, экс-участника ТКГ по Донбассу, историка и политика Романа Безсмертного по поводу скрытых причин встречи Лукашенко и Путина в Минске. А также удастся ли Москве привлечь белорусскую армию к новому наступлению на Украину с севера.

Какие могут быть реальные причины визита Путина в Минск, учитывая, что с начала полномасштабного вторжения в Украину лидеры двух стран встречались только в России?

— Здесь и форма, и содержание нуждаются в анализе и раскрытии, потому что ситуация несколько изменилась, и она нуждается в свежем и другом взгляде. Это такой поворот, когда до этого на протяжении более трех лет Лукашенко ездил клянчил что-то там у Путина, а тут сам глава кремля летит в Минск. Причем летит с серьезнейшей свитой (и министр обороны, и глава МИД, и еще несколько важных лиц по линии ФСБ, СВР и так далее). Дело в том, что сейчас Путин кардинально перед рождественскими праздниками для России меняет нарратив. Видно, как он в выступлениях, публичных в Минске (и накануне) убегает от остроты, обострения, темы войны и т.д.

Почему он это делает?

— Он хочет предстать перед миром совсем другим. Сегодня Путин целью поставил сформировать (или начать формировать) совсем другой путинский смысл. Это будет не надолго делаться, а только для этих рождественских праздников. Во-первых, чтобы побудить уверовавших в Путина и в то, что тот способен на какие-то мирные шаги, переговоры и тому подобное. Это будет всячески показываться, используя платформу Минска.

Во-вторых, сейчас нужно четко понять, что сложилась ситуация, в которой Лукашенко больше нужен Путину, чем Путин Лукашенко. Хотя для Лукашенко есть ряд проблем, которые ему нужно было решить, но эти вопросы не будут обсуждаться. Это касается тарифов на углеводороды на следующий год (газ, нефть), это касается ссуды в сумме 3 миллиарда долларов из ЕврАзЭС фонда (ЕврАзЭС Банка). Данный вопрос тоже не будет обсуждаться.

За кулисами этой пьесы о нарративе будет развиваться линия, которая касается в первую очередь подготовки размещения, тренировки и оснащения совместного военного контингента, который продолжает формироваться в Беларуси.

Исходя из этого, тема, которая сейчас звучит в публичной плоскости о возможном наступлении, преждевременна. Ведь данная группировка, способная выполнять какие-то боевые задачи, только формируется. Правда, образцом для таких группировок есть несколько бригад белорусских сил специальных операций, но они действуют по советским канонам. Поэтому нет сегодня возможности ни у Беларуси (с потенциалом белорусов), ни у “чмобиков” сформировать такие, советского образца, бригады сил спецопераций, которые могли бы выполнять задачи в этом направлении. Тем более что Украина не та, что была до февраля 2022 года. Это первый момент.

Второе: однако это не означает, что нужно уменьшать внимание к реальности угрозы оттуда. Она ведь не столько на данном этапе состоит из живой силы врага, сколько из его ракетно-космической составляющей. На территории Беларуси остается немало советских модернизированных ракет типа “Полонез” (ракетные комплексы белорусско-китайского совместного производства), там есть российские комплексы С-300 и т.д. В том числе в РБ находятся такие комплексы, как ЗРК “Тор”. Я уже не говорю о том, что туда завезено некоторое количество дронов Shahed. То есть все это говорит о том, что там есть определенный потенциал, который может представлять угрозу в нынешней ситуации.

Когда может планироваться возможное наступление на Украину с севера?

— Ситуация с подготовкой боеспособной группировки сейчас рассматривается. Кто-то называет цифру в 9 тысяч, кто-то говорит о 19 тыс. прибывших “чмобиках” — они сейчас проходят постоянную переподготовку, тренировки и т.д. Здесь есть также лакмусовая бумажка такая деталь, что “Уралы” и ЗИЛ-131 пришли туда в “транспортной комплектации”. То есть они не оборудованы для участия в боевых действиях. Это бортовые авто без тентов, которые могут использоваться для перевозки грузов, обучения, тренировки соответствующих сил.

Как результат: принципиально Лукашенко никакой аргументации, никакого убеждения со стороны Путина не требует. Никакой Путин не нужен для этого, поскольку управление вооруженными силами Республики Беларусь находится в руках генерального штаба Российской Федерации.

Так почему же не поступает команда наступать на Украину с севера?

— Потому что бросить сейчас этих условно 40 тысяч абсолютно неподготовленных нетренированных срочников (в большинстве своем) — ускорить поражение России в этой войне. Беларусь на самом деле, как и Крым, территориально слабые составляющие в стратегии Кремля и кремлевского фюрера. Но для того, чтобы это понимать, надо на войну смотреть не как на окопную. На войну нужно смотреть несколько по-другому.

Я здесь полностью согласен с генералом Залужным, который по Крыму это абсолютно четко изложил в своем интервью. Он один из немногих, кто понял, насколько уязвима позиция России в Крыму. Говорить же о Беларуси в силу политических компонентов Залужный не может. Хотя он совершенно верно сказал, что Украина имеет право вести огонь на поражение по территории Беларуси. Потому что и с точки зрения международного права и национального права мы находимся в состоянии войны с Республикой Беларусь. Однако когда анализируем ситуацию на севере, на территории РБ, нужно смотреть как на фактологическую сторону дела, так и с точки зрения политической составляющей.

Что вы имеете в виду?

— Здесь очень важная вещь, которую немалое количество аналитиков упускают. В любой войне принципиальна цель. Ее определяют не военные, а политики. Это и есть слабость в позиции Кремля и кремлевского фюрера, которая сегодня не дает ему возможности сформировать четкую задачу перед вооруженными силами Республики Беларусь как составляющей этой интервенции. Так что эта слабость и не позволяет сейчас бросить в бой белорусов. Ведь что Путину, что Лукашенко абсолютно все равно, готовы эти силы или не готовы, сколько их погибнет, какое количество их выживет. Эти политики живут совсем другими ценностями. Они живут параноидальным желанием власти. Поэтому оценивать их действия с точки зрения даже Realpolitik (нем. реальная политика. – Авт.) – все равно, что заниматься самообманом. Следовательно, нужно быть готовыми к любому развитию событий, потому что мы имеем дело с психопатами.

Все же, если говорить гипотетически и россияне этих “чмобиков” подготовят, объединенная группировка будет готова через некоторое время к ведению боевых действий и атаке на Киев. Ведь столица Украины остается одной из политических целей Кремля.

— Вы загнули такую глубокую теоретическую вещь! Какая подготовка? Всё это существует только как информационная составляющая. “Чмобиков” в любой момент посадят на танки и погонят в Украину. Потому что они в определенный момент будут представлять опасность для Лукашенко и Путина. То есть здесь иррациональность в поведении этих двух лиц лежит на поверхности. Так же, как сейчас все говорят, мол, Путин со “свитой” поехали в Минск убеждать Лукашенко, а тот сидит в президиуме, и его хоть к ране прикладывай. Если бы не знали, что это за падаль, можно было бы лечить людей.

Удастся ли Лукашенко выкрутиться из-под столь сильного и многомесячного давления и уговоров Путина?

— Да Лукашенко этот театр и нужен! Посмотрите, какие он упивается, когда выступает, мол, мы с вами так долго не виделись, слава Богу, вы пришли, мы так рады, так рады, что здесь, пардон, все обконч*лись и так далее. Это называется — почувствовал, что “прийшла коза до воза”. Это спектакль, в который играет сам московский фюрер. А для Лукашенко это елей, потому что он показывает своим белорусам, посмотрите, ко мне приехал сам фюрер.

Помните, как Гитлер ездил к Муссолини? Ведь эта история (приезд Путина в Минск. — Авт.) просто скалькирована с того визита. Гитлер зачитывался Муссолини. И понятно почему, поскольку Муссолини был журналистом, у него прекрасный язык, прекрасный стиль. Его статьями вообще зачитывались литераторы, поэты и т.д. А Гитлер же – soldat – ни школы, ни подготовки. Не знаю, кто тот Maine Kamph редактировал, но он же написан примитивно! А потом с Гитлером (в конце Второй мировой войны. — Авт .) случилось как? Ой, спасайте, потому что ничего уже нет.

В Минске ситуация была такой же, как гешефт двух фюреров. К тому же, Лукашенко самозваный президент. Путин же хоть что-то из себя представляет с точки зрения легитимности. А этот же вообще!

Поэтому, когда вы описываете, анализируете эту ситуацию, не привязывайтесь к какой-либо логике. Поскольку действительно логика требует, например, атаки, открытия очередного фронта для Путина, чтобы бросить всех (на Украину с севера. — Авт.). Да нет! Ему сейчас важно что? Пока Путину нужно ломать нарратив, изменить его, манипулировать этими вещами (угрозами повторного вторжения. — Авт. . Чтобы не только там уже Макрон и еще кто-то, а чтобы в Украине появились те, кто будет говорить, что Путин может говорить, что мол Зеленский не хочет переговоров, а вот глава Кремля — наоборот, хочет диалог.

Вообще, в этой войне информационная составляющая не просто очень много значит, она ведущая в развитии событий.