Главная > Все новости > Валерий Залужный в интервью The Economist – основные заявления главнокомандующего ВСУ

Валерий Залужный в интервью The Economist – основные заявления главнокомандующего ВСУ

Валерий Залужный дал интервью журналу The Economist

Главнокомандующий ВСУ Валерий Залужный дал интервью известному журналу The Economist, в котором, в частности, рассказал о мобилизации в Украине, о своем образце для подражания и назвал важные стратегические задачи для ВСУ.

О том, какие основные заявления сделал Валерий Залужный в разговоре с журналистами — читайте в материале “Телеграфа”.

О самом главном опыте

“Для нас, для военных, война началась в 2014 году. Лично для меня в июле 2014 года. И я понятия не имел, что такое война на самом деле в 2014 году. С тех пор мы приобрели навыки и опыт. И самый главный опыт, который у нас был, который мы исповедовали почти как религию, заключается в том, что русских и любых других врагов надо убивать, просто убивать, а главное, не бояться это делать. И это то, что мы делаем”

О командующем российскими войсками в Украине генерале Суровикине

“В Советской Армии приветствовалось и внедрялось одно понятие: командир. Но быть командиром и быть лидером — не одно и то же. При всем уважении к господину Суровикину, если посмотреть на него, то он рядовой полководец петровских времен, скажем так, держиморда. Смотришь на него и понимаешь, что либо ты выполняешь задание, либо тебе пи**ц. И мы давно поняли, что это не работает… Конечно, у нас были свои держиморды, которые пытались наводить порядок кулаками и бицепсами, но в украинской армии это не работает на 100%… Нормальным всегда можно быть”

Об образце для подражания

“Поверните голову налево. Там портрет покойного Геннадия Петровича Воробьева (командующий Сухопутными войсками Украины с 2009 по 2014 год – Ред.). Это был человек, пользующийся огромным уважением в армии. Зачем мне это здесь? Когда я спокоен, когда дела идут хорошо, эта картинка обычно лежит лицом вниз, мне не нужно на нее смотреть. Когда я в чем-то сомневаюсь, я ставлю ее прямо. Я оборачиваюсь и смотрю на него, пытаясь сообразить, как поступил бы в этой ситуации Геннадий Воробьев”

О трех стратегических задачах ВСУ в настоящий момент

“Задача, которая у нас есть, это, прежде всего, удержать этот (отвоеванный – Ред.) рубеж и больше не терять позиций. Это очень важно. Потому что я знаю, что освободить его в десять-пятнадцать раз труднее, чем не сдать. Так что наша задача сейчас — удержаться. Наша задача очень четко отслеживать с помощью наших партнеров, что там происходит, где они готовятся. Это наша стратегическая задача.

Наша вторая стратегическая задача – подготовиться к войне (по контексту “наступлению” – Ред.), которая может произойти в феврале. Чтобы иметь возможность вести войну свежими силами и резервами. Наши войска сейчас все завязаны в боях, они истекают кровью и скрепляются исключительно мужеством, героизмом и умением их командиров держать ситуацию под контролем.

(таким образом) Вторая, очень важная для нас стратегическая задача — создать резервы и подготовиться к войне, которая может состояться в феврале, в лучшем случае в марте, в худшем — в конце января. Оно (наступление – Ред.) может начаться не с Донбасса, а в сторону Киева, в сторону Беларуси, не исключаю и южного направления.

Есть и третья, очень важная для нас задача, третья стратегическая задача… Это ПРО и ПВО. По моему личному мнению, я не специалист по энергетике, но мне кажется, что мы на грани… А если (электросеть – Ред.) разрушить… вот тогда солдатские жены и дети начинают замерзать. И такой сценарий возможен. В каком настроении будут бойцы, представляете? Без воды, света и тепла можно ли говорить о подготовке резервов для продолжения боевых действий?”

О новой волне мобилизации

“Мы уже проводим ее. У нас достаточно людей, и я ясно вижу, что у меня есть. Мне хватит. Мне не нужны еще сотни тысяч.<…> Нам нужны танки, нам нужны БТР, БМП. И нам нужны боеприпасы. Обратите внимание, я сейчас не говорю о f -16”

О новой большой операции

“С такими ресурсами (теми, которые есть сейчас – Ред.) я не могу проводить новые большие операции, хотя мы сейчас работаем над одной. Она уже готовится, но вы этого еще не видите”

О ресурсах

“Я знаю, что могу победить этого врага. Но мне нужны ресурсы. Мне нужно 300 танков, 600-700 БМП, 500 гаубиц. Тогда, я думаю, вполне реально выйти на рубежи 23 февраля. Но я не могу сделать это с двумя бригадами. Я получаю то, что получаю, но меньше, чем мне нужно”

О мобилизации в россии и возможной новой атаке на Киев

“Российская мобилизация сработала. Неправда, что их проблемы настолько ужасны, что эти люди не будут воевать. Они будут. Царь велел им идти на войну, и они идут на войну<…> По нашим оценкам, у них есть резерв в 1,2–1,5 млн человек<…>Русские готовят около 200 000 свежих солдат. Я не сомневаюсь, что у них будет еще одна попытка пойти на Киев”.

Напомним, ранее мы писали о том, что украинцы требуют от Зеленского восстановить справедливость в отношении Валерия Залужного.

Также мы сообщали о том, что президент Украины Владимир Зеленский в интервью The Economist, рассказал, что даст путину шанс пожить подольше.

#Украина #Интервью #ВСУ #Валерий Залужный