Главная > Все новости > Работник ЗАЭС Александр Хачко и Оксана Бровченко из Бердянска рассказали о любви в эвакуации

Работник ЗАЭС Александр Хачко и Оксана Бровченко из Бердянска рассказали о любви в эвакуации

Влюбленные рассказали «Телеграфу», как случайно нашли свое счастье

У Оксаны Бровченко из Бердянска Запорожской области в семье теперь будет два героя. Один – ее младший сын Максим – получил звание благодаря своему таланту, потому что рисует картины, продает, а заработанные средства передает на нужды ВСУ. Второй – жених Александр Хачко – два года назад в родном Энергодаре вытащил из озера тонущую девушку. Познакомились Оксана и Александр в Запорожье, куда были эвакуированы из родных городов. А предложение руки и сердца состоялось в одной из столичных пожарных частей. Об истории любви во время войны «Телеграфу» рассказали будущие супруги.

«Мы не знали, куда едем, просто хотели вырваться из Бердянска»

45-летняя Оксана Бровченко до 1 апреля жила вместе с сыновьями в курортном Бердянске – старший накануне полномасштабного вторжения выехал в другой город на учебу, поэтому оккупацию женщина переживала вместе с младшим сыном. Этот период женщина называет тихим ужасом.

– С приходом в город россиян детский сад, в котором я работаю воспитателем, как и другие, перестал принимать детей, но у нас готовились горячие обеды и мы кормили людей, – вспоминает Оксана Бровченко. – Уже позже на педагогов начали давить, требовать сотрудничать, но я этого не застала. Мы знали, что, как только появится «зеленый коридор», будем уезжать из города. Основная причина – у моего ребенка аутизм, и он остался без медикаментозной помощи. Например, ему элементарно требовалась глюкоза, потому что у него низкий уровень сахара в крови, а ее невозможно было достать. Кроме того, Максиму явно стало нехорошо и потому, что приходилось из-за обстрелов спускаться в подвал, и потому, что выключали часто свет. А в первых числах марта исчез газ, потому что был перебит трубопровод, тогда еще были морозы, и сын болел.

Оксана добавляет, что 11-летнему парню было трудно удержать при себе мысль о пришедших в его город вражеских солдатах. Он хорошо разбирался в ситуации в стране и даже еще за год до начала активной фазы войны говорил, что такой сценарий возможен.

— Мой сын — художник, начал рисовать на карантине три года назад, и в августе 2021 года у него в Киеве была выставка, — объясняет Оксана. – Там мы наткнулись на милитари-магазин, зашли, а Максим говорит: «Продайте мне РПГ». У него спрашивают зачем, а он объясняет: «Мне нужно, потому что будет война — очень страшная». Эта тема стала появляться и в его картинах, хотя до этого Максим рисовал только космос. Я пыталась убедить сына, что все хорошо, никакой угрозы нет, но он настаивал на своем. И оказался в итоге прав.

Картина "Плачущий Ангел"

Он в общем-то очень знающий ребенок, и в силу своих особенностей говорит то, что думает. В один прекрасный момент, когда мы проходили в Бердянске мимо российских военных, Максим издал: «Дядя, когда вы сдохнете?»

Чтобы избежать подобной реакции на вражеских блокпостах, которые необходимо было преодолевать по дороге из Бердянска в Запорожье, Оксана попросила врачей ввести сына в медикаментозный сон. Проснулся он уже на подконтрольной Украине территории и, увидев людей в форме, откровенно поинтересовался, не решить ли это иногда. К счастью, это уже были свои, и ответ стал поводом для радости парня.

– Мы вообще не знали, куда мы едем, просто хотели вырваться из Бердянска, – продолжает рассказ Оксана. – Думали, кому мы нужны, но с первой минуты Запорожье приняло нас очень хорошо. Волонтеры и все, кого мы встречали, помогали нам. Потому что в начале были не простые времена: у Максима произошел откат – ухудшилась речь, он потерял чувственность в руках и ногах. Где-то месяц ему понадобился, чтобы прийти в себя. Лишь после этого он вернулся к рисованию. Мы ведь пытались вывезти из оккупации прежде всего краски, кисти, потому что я понимала, как это для сына важно. Забрали и уже готовые работы.

Мать с сыном

Одну из них под названием «День Нептуна» Максим продал в Запорожье за 20 тысяч гривен и отдал деньги на нужды военных. Приобрели у парня и несколько новых картин, в частности первую, написанную после перерыва. На ней изображен ангел, из глаз которого текут кровавые слезы на российский флаг.

картина "День Нептуна"

— О Максиме узнали в местной службе спасения, к нам пришла Юлия Барышева (спикер ГУ ГСЧС в Запорожской области. — Авт.), о сыне сняли сюжет, позднее его за помощь ВСУ наградил президент Украины, — отмечает Оксана. – А Юлию Владимировну мы с тех пор считаем крестной мамой нашей семьи.

«К голове приставляли дуло автомата»

В свою очередь 44-летний Александр Хачко из Энергодара продержался в оккупации долгие шесть месяцев. Мужчина до самой эвакуации работал слесарем на Запорожской атомной электростанции.

– Когда не было обстрелов, нас выводили на станцию, – говорит Александр Хачко. – По ней россияне били из села Днепровка неподалеку от Энергодара. Гаубицы это или что другое, не знаю, но когда они работали, в домах сыпалась штукатурка, открывались окна и двери. Потом оккупанты били «в ответ», будто это они атаки Украины отбивают. И люди в это верили. Сколько я ссорился из-за этого, доказывал, что ВСУ стоит далеко – Марганец, Никополь – в том направлении, а здесь вылет – три секунды – прилет. Как можно было верить этим тварям, не понимаю. Но часть энергодарцев получала и гривни и рубли, бегала между точками, чтобы получить гуманитарку. Я бы лучше с голоду умер, чем что-то у них взял. Я и от второй работы в рыбинспекции отказался, потому что ее руководитель начал сотрудничать с рашистами.

Впоследствии такая позиция закончилась для Александра обысками дома и в гараже, где оккупанты нашли несколько шумовых патронов, ржавую гранату времен одной из прошлых войн. Энергодарец уверяет, что граната не представляла никакой угрозы, он ею «гвозди» забивал. Но россиянам этого было достаточно для серьезных обвинений.

– Они мне терроризм приписали, будто я хотел сорвать проведение референдума, а я даже не знал, когда он будет, – вспоминает Александр. – Начали фотографировать, протоколы составлять, пугать, что по российским законам меня на 15 лет посадят. Били меня нунчаками по спине так, что потом едва ходил, затвор автомата дергали, к голове дуло приставляли. Я уже думал, что не выберусь. Отпустили, можно сказать, чудом. У меня еще дубинка валялась, спросили откуда, сказал, что был в рядах казаков, хотя года четыре уже с ними не имел дела. А сам думаю, сейчас проверят, а меня нет в списках. И вот один вышел, куда-то позвонил, вернулся и сказал, чтобы меня освободили. Но напоследок предупредил: «Попадешься на глаза, застрелим».

И эту угрозу, по словам Александра, оккупанты осуществили через несколько дней. Тогда он встретился со своим знакомым таксистом, ездил с ним по городу, а потом вернулся домой готовить шашлык, ожидая друга в гости.

– К Русику в машину на мое место сел пассажир, и их в пути расстреляли в упор, наверное, думали, что это я, – говорит Александр. – Друга я похоронил, сдал его машину на разборку, деньги передал родителям и решил, что пора ехать. Это было 3 сентября. Просто вышел, вижу – идет автобус, в нем женщины, дети, говорю водителю: «Куда хочешь меня сади, но мне нужно убираться отсюда». Как-то «на моторе» пристроился, даже вещей с собой почти не брал. Дорога была крайне тяжелая: ФСБшники придирчиво допытывались, кто я и что я, так что уже не надеялся, что выпустят.

В Запорожье с вокзала Александр позвонил Юлии Барышевой, с которой познакомился два года назад, когда за спасение из ледяной воды девушки был номинирован на премию «Герой-спаситель года». Она взяла энергодарца под свою опеку, как и семью Оксаны.

Герой-спаситель

— Мы с Юлией с тех пор время от времени общались, друг у друга в гостях были, поэтому она сказала, что заберет меня к себе, – говорит Александр. – Да я пока и живу в ее семье, шучу, что они меня усыновили. Но без дела на новом месте не сижу, сейчас работаю в Обществе Красного Креста, и на строительстве там помогаю, и с эвакуацией людей, как было с пожилыми людьми из гериатрического пансионата. И все равно мечтаю вернуться в Энергодар, потому что у меня там все осталось, и работа, и жилье. У нас, кстати, рашисты квартиры занимают, у нас в подъезде сам был свидетелем как дверь болгаркой срезали. Вышел на звук, а там два автоматчика, показывают мне: «Зайди». И что тут сделаешь против них с голыми руками?! Но очень ждем все, что оккупантов выгонят.

«Свадьбу отпразднуем после победы»

Возвращаться в родной Энергодар Александр уже будет не один, а с невестой Оксаной и ее сыном. Оба не планировали никаких изменений в жизни, но этому поспособствовал случай.

— Когда 3 сентября я была в гостях у Юлии Владимировны, ей позвонил Александр, — вспоминает Оксана. – Хозяйка нас познакомила и отправила собирать малину. Знаете, у меня сразу создалось такое впечатление, что я знаю Сашу много лет, потому что не было никаких проблем в общении. И с Максом Александр сдружился, сыну он понравился, ему как парню нужна мужская компания.

Оксана и Александр обязаны знакомству Юлии Барышевой

Александр также признается, что Оксана ему пришлась по душе еще при первой встрече. Он уже несколько лет был одиноким.

— Конечно, хотелось иметь рядом близкого человека, но не складывалось, – говорит мужчина. – А в последнее время вообще об этом не думал, потому что в Энергодаре было тяжело. А в Запорожье встреча с Оксаной, как вспышка, она как звезда, озарившая мою жизнь. Стал по ней со временем скучать, хотелось поговорить, увидеться.

Но на время влюбленные расстались, Оксана с Максимом поехали в Киев. Вырваться туда смог спустя некоторое время и Александр и, как оказалось, с сюрпризом.

Максим играет в шашки для помощи ВСУ

— Сына пригласили на экскурсию в пожарную часть, и здесь «тревога», спасатели должны были ехать на вызов, но машина почему-то остановилась перед нами, — вспоминает Оксана. – Я видео снимала, думала, понадобится для работы: мой детский сад в Бердянске заработал онлайн, и я хотела детям показать, как работает служба спасения. Вдруг вижу – выходит Александр, я даже не поверила, что это он, подумала, что на фоне стресса у меня что-то с головой. А у него в руках цветы, коробочка, и он становится на колено.

Признание

Сам Александр признается, что очень волновался, тем более что с поездкой все решилось быстро и времени на приготовление было мало. Но все сложилось наилучшим образом благодаря поддержке друзей, и мужчина услышал желаемое «Да!».

— Так получается: пошли за малиной, а нашли друг друга, — говорит Оксана. – Мы, конечно, фантазировали, думали, что будем делать дальше, но таких далекоидущих планов не строили, просто старались чаще быть рядом. Теперь они у нас есть – отпразновать свадьбу вместе с родными, потому что мы хотим, чтобы они разделили с нами эту радость.

– Отпразднуем обязательно, но уже после победы, – добавляет Александр.

А пока будущие супруги каждый на своем фронте будут помогать приближать общую победу.

Жених и невеста #Украина #Запорожская область #Энергодар #Бердянск #ЗАЭС #История любви