Главная > Все новости > Главный враг Путина — русские, он боится своего народа

Главный враг Путина — русские, он боится своего народа

В отличие от непредсказуемого прошлого, будущее для России сегодня предсказуемо как никогда

Прошло то время, когда после любой предъявы Путина urbi et orbi мир напрягался, морщил чело, привлекал к анализу выдающиеся умы в надежде расшифровать: каким образом кремлевский титан снова нас всех переиграет? Сейчас Путин очередной кунштюк отчебучил, — а мир такой: «Ну-с, и чем хочет снова взять нас на понт этот злобный хорёк?»

Вот и после введения на аннексированных территориях Украины военного положения, а на «исконных» — «частичного» (чего в России не было со времен Второй мировой), Запад начал делать анализы, исходя из наблюдаемого состояния пациента.

«Военное положение, по сути, означает приостановку нормального управления экономикой, верховенства закона, — сказал The Washington Post Макс Бергманн, директор программы «Европа» Центра стратегических и международных исследований. — Это позволяет военным захватывать гражданские активы, здания, развертывать ресурсы по мере необходимости. И, по сути, позволяет военным командовать». (Запомним пассаж насчет военных.)

«То, что мы видим, — продолжил он, — это своего рода стратегия «варения лягушки на медленном огне», когда вместо того, чтобы объявлять о каждом крупном шаге (который, возможно, ошеломил бы российскую общественность), идея состоит в том, чтобы внедрять их постепенно».

«В целом все это выглядит не столько как борьба с внешним врагом, сколько как попытка предотвратить назревающую революцию внутри страны», — цитирует The New York Times Аббаса Галлямова, бывшего кремлевского спичрайтера, вовремя уехавшего в Израиль.

Во-от. Народ начал осознавать, что для человека, откладывающего свои анализы в спецчемоданчик, вся высокая политика вращается вокруг того места, которым он эти анализы вытуживает. Его личного места.

«Главный враг Путина — русские. Не украинцы, не американцы, а именно русские, — говорит социолог Сергей Ерофеев, автор нашумевшей лекции в Польском институте передовых исследований «Девиантная карьера Путина, культура гопников и самоубийство». — Если бы у Путина была возможность править ими вечно, <…> для него не было бы никакой необходимости нападать на Украину. Если бы всё это было возможно, то для Путина не было бы никаких рациональных оснований начинать эту войну. Теперь же они появились в силу того, что его главный враг — российский народ — продолжает не смиряться с характерными особенностями путинского правления, ставя под угрозу президентские выборы 2024 года».

Но давайте, послушав «яйцеголовых», не будем отрываться от почвы. Мнение г-на Галлямова о «назревающей революции» лишь показывает, что он давно уехал из России. Для революции типа 1917-го нужен голод, миллионы погибших/покалеченных на полях Первой мировой и царь Николай «Ни рыба, ни мясо» Второй. Ничего этого в РФ пока нет.

Есть царь, зачистивший все поля кровавым катком. Политических оппонентов выжил из страны, посадил, убил. Даже не оппозиционную, просто честную журналистику, — выгнал из страны, перекупил, посадил, убил. Пришло время вспомнить размышления Макса Бергмана насчет разрешения покомандовать военным. Путча тоже не получится, генералы будут лишь раздавать получаемые сверху команды, и никак иначе.

Потому что это поле Путин зачистил особо люто. Попроси сейчас любого назвать фамилии генералов РФ, погибших при странных обстоятельствах, — назовут, пожалуй, Лебедя; особо памятливые вспомнят Рохлина – все. Но люди, ведшие мартиролог жертв Путина среди армейской, милицейской, прокурорской элиты и даже разведки, насчитали навскидку почти 20 фамилий! В качестве примера: «Генерал Баранников — скоропостижно умер, получив пакет; генерал-майор Иванов, замначальника ГРУ ГШ ВС РФ, погиб «при неустановленных обстоятельствах»; генерал ФСБ Рогачев умер от «сердечного приступа» с огнестрельным ранением головы». И т. д.

Все это к тому, что Путин сейчас и военного бунта не боится. Максимально прав социолог Ерофеев, Путин боится своего народа. Но не поднявшегося с вилами (автоматами с украинских фронтов) на революцию, а просто пришедшего на выборы 2024 года.

После введения военного положения в прессу попала кремлевская методичка о том, как русские пропагандисты должны рассказывать про это и так угнетенному «частичной мобилизацией» народу. «Дадзыбао» начинаются незатейливо: «Важно успокоить аудиторию — ничего существенного не поменялось!»

Пропаганде вменено вещать, что, собственно, военное положение объявлено «только на четырех территориях» (в оккупационных зонах на территории Украины), где оно де-факто действует и без путинского указа. Но вся соль документа – в «частичном» военном положении на оккупированной Путиным и его кликой территории собственно РФ: еще в восьми регионах вводится «средний уровень реагирования», в Центральном и Южном федеральных округах — «уровень повышенной готовности», а в остальных субъектах РФ — «уровень базовой готовности».

Это и есть стратегия «варения лягушки на медленном огне» по Максу Бергману. От «повышенной» и «базовой» готовности до военного положения на территории от Чукотки до Калининграда – еще один шаг, последний. Который, согласно законодательству РФ, запрещает проведение каких-либо выборов вне факта, ведутся или нет военные действия на территории РФ. Потому что да, тамошние народ и армия едины в своей тотальной запуганности и неспособности снести иль удавить злобного хорька, ввергшего и то, и другое в проигранную войну. Но сильно запуганное стадо опасно тем, что может, несясь от пастуха с кнутом куда глаза глядят, от ужаса снести забор. Иными словами, прийти в марте 2024-го на избирательные участки и проголосовать «как не надо». Да так, что никаким админресурсом не исправить.

Преемника у Путина нет, транзита власти — йок. А камарилья, окружающая его, способна породить лишь Хрущева-2, для самосохранения вынужденного в скором последствии лишь «развенчать культ личности Сталина-2». Финт с Ельциным, когда в Кремль без выборов вполз «Окурок» из КГБ в обмен на гарантии неприкосновенности семьи предшественника (тогда это проговаривалось с большой буквы – Семья!) не прокатит ни под каким соусом.

Вот и остается у Путина один-единственный вариант: «Боже, Царя храни! Сильный, державный, Царствуй на славу, на славу намъ! Царствуй на страхъ врагамъ, Царь православный!»

Как водится в автократиях, часть населения будет даже в восторге от такого поворота. Но тут есть один нюанс: восторг будет, коль «царь православный» обеспечит «Воинамъ-мстителямъ, Чести спасителямъ, Миротворителямъ Долгіе дни!» Но пока что все еще президент Путин обеспечивает своим «чмобикам» лишь быструю утилизацию. А ситуация на фронте не оставляет сомнений, что для ВС РФ все будет еще хуже.

И тут у Путина один выход: чтобы не повторить судьбу Николая ІІ, уподобиться столь любимым им Иоанну Грозному и Петру І. То есть вешать на воротах бояр, топить в реке население строптивых городов, рубить головы стрельцам и т. д. и т. п. Ну, с поправкой на XXI век (но с учетом восстановления «железного занавеса» — это уж как Бог свят!), получится такой себе симбиоз режима «Папы Дока» Дювалье на Гаити с его тонтон-макутами, и клики Пол Пота — Иенг Сари с их «красными кхмерами» в Кампучии. Только с балалайками, водкой и валенками.

А поскольку, безо всякого сомнения, 89,3% россиян не слышали ни о каких пападоках, полпотах, тонтонмакутах, краснокхмерах и чем они отличаются от опричников (Гойда!) Иоанна Васильевича, настоятельный им совет: как можно скорее изучить матчасть. Свое будущее надо знать.

Info Icon

Мнения, высказанные в рубрике блоги, принадлежат автору.
Редакция не несет ответственности за их содержание.

#Выборы #Россия #Владимир Путин #Военное положение